Опрос

Чаще всего вы думаете...

Женская красота в искусстве

11.04.2013  | Рубрика: "Мода и стиль / Модные тенденции"

Женская красота в искусствеХудожник творит «по законам красоты». Художник создает прекрасное, некий эстетический идеал, который, оставаясь притягательным во все времена, тем не менее трансформируется из века в век. И, стало быть, можно утверждать, что красота имеет моду — временную изменчивость, диктуемую неуемным стремлением человека к новизне. Чья только кисть не «означала» эти трудноуловимые, перетекающие из одного состояния в другое, из одной эпохи в другую черты прекрасного!

Чья мысль восторгом угадала,
Постигла тайну красоты?
Чья кисть, о небо, означала
Сии небесные черты? —
вопрошал двадцатилетний Пушкин.

Отчетливее всего эти преображения прослеживаются в изменениях идеала женской красоты — от рубенсовских красавиц с пышными формами до предпочитаемых сегодня стройных, узких, высоких «мисс Калифорния» и «мисс Россия».

Так что же такое красивая человеческая фигура? Прежде всего это — определенные пропорции тела. В V веке до нашей эры древнегреческий скульптор Поликтет установил следующие важнейшие соотношения: длина лица составляет 1/10 высоты тела, головы — 1/8, головы и шеи — 1/6; расстояние от верхушки головы до сосков — 1/4 фигуры; ширина распростертых рук равна длине тела.

После Поликтета многие ваятели, специалисты по анатомии и антропологии пытались обосновать другие параметры красоты. Однако только некоторые из них были приняты последующими поколениями, но канона Поликтета они существенно не изменили. Помимо пропорций тела важное значение имеет объем мускулатуры, ее рельефность. Древние боготворили сильное и полное тело человека (и мужчины, и женщины). Об этом свидетельствуют статуи и картины Фидия, Поликтета, Мирона, Микеланджело, Тициана, Рафаэля, Леонардо да Винчи, Рубенса, Дюрера и других великих мастеров прошлого. В эпоху Возрождения образ сильного и полного тела сочетал в себе как эстетические, так и биологические идеалы. Считалось, что сильная и объемная фигура как женщины, так и мужчины — носитель не только красоты, но и физического здоровья.

Женская красота в искусствеТакое мнение, однако, не было общепринятым. С пышным телесным образом «конкурировала» в эстетике изящная фигура. Например, наряду с могучим Гераклом почитался Аполлон Бельведерский — образ стройного юноши с хорошо моделированной, но не гипертрофированной мускулатурой. Великий Тициан в середине XVI века создал несколько прекрасных образцов богини красоты. Обнаженная «Венера перед зеркалом» — пышная, полногрудая женщина. Но такой образ далеко не все живописцы считали идеалом красоты. Так, выдающийся немецкий художник Лукас Кранах примерно в то же время, что и Тициан, создал портрет «худосочной» Венеры.

Такой спор продолжался и в следующие эпохи. В XVII веке Рубенс в изображении обнаженных женских фигур прославляет пышные телесные формы. Среди них — традиционная Венера (картина «Венера и Адонис»). В те же годы испанский живописец Веласкес утверждал свое понимание эстетики женской фигуры. Его «Венера» не отличается пышностью форм.

В многовековом споре мощности и изящества, длящемся по сию пору, при определении канонов мужской красоты преимущество всегда оказывается на стороне поклонников могучей фигуры. Что же касается женской фигуры, то ее эстетические критерии изменились. Такой перелом произошел в IX веке благодаря усилиям группы деятелей искусства, среди которых следует в первую очередь назвать французского художника Э. Мане и его друга писателя Э. Золя.

Женская красота в искусствеЭ. Мане изображал стройных женщин без каких-либо признаков полноты. Его несогласие с великими мастерами Ренессанса доходило до дерзости, что бесило записных эстетов — современников французского художника. Например, в картине «Завтрак на траве» Мане бросает вызов знаменитому венецианцу Джорджоне, написавшему в свое время «Сельский концерт». Сюжет у итальянца: два нарядных синьора играют на музыкальных инструментах в обществе обнаженных пышных женщин. У Мане — два изыскано одетых парижанина завтракают «на природе» в обществе тоже обнаженных красавиц, телесные формы которых — прямая противоположность формам венецианок.

По композиции полотно Мане «Олимпия» сходно с полотном Тициана «Венера Урбино». Олимпия, которую Мане писал с натурщицы В. Меран (позировавшей и для другой его картины),— худая девушка, чья фигура противопоставляется пышной фигуре тициановской Венеры, изображенной в традиционной манера Ренессанса.

Template not found: /templates/WomanSait/splitnewsnavigation.tpl
Просмотры: 0