Опрос

Почему многие женщины часто опаздывают?

Картины Ивана Шишкина

17.02.2013  | Рубрика: "Обо всем / Новости, интересное"

Картины Ивана ШишкинаИспокон веков вся жизнь русских людей была связана с лесом. Из леса избы рубили. Из древесины ложки и плошки резали. С липок драли лыко на лапти. В лес ходили — за ягодами и грибами, за зверем. В лесу же от врагов укрывались. Долго ждал русский лес своего художника. И наконец дождался. У этого художника и фамилия была лесная — Шишкин. И звали его очень по-русски — Иван, сын Ивана. Вышел он на арену мирового искусства из густых елабужских и прикамских лесов, где, конечно, лешие и медведи жили, а в заповедных чащах меж вековых стволов на железных цепях сундуки с кладами качались... И Ваня Шишкин в елабужском лесу свой клад нашел — красоту, о которой поведал миру. Приобрел он редкое мастерство — умение «списать» русский лес на картину. Да как «списать»! Так что от картин его не масляной краской, а духом цветов и хвои тянет.

«Шишкин остается единственным и до сих пор, как знаток и рисовальщик дерева вообще, и хвойного леса в особенности»,— писал о Шишкине Иван Крамской. «Верстовым столбом в развитии русского пейзажа, человеком-школой» с восхищением и любовью называл он Ивана Ивановича Шишкина. Половину жизни провел Шишкин в лесах — колдовал, считал травы на земле и иголочки на соснах да елях.

Дед Шишкина выделывал тонкие изделия из серебра, за что был прозван «Серебряковым». Отец — «елабужский Кулибин» — в числе прочих своих бесчисленных умений хорошо резал по дереву и камню. И живописец Шишкин поражал всех тончайшим мастерством. В Академии художеств учась, получил он все медали и послан был в Европу доучиваться. Да бежал обратно к русскому лесу.

Картины Ивана ШишкинаГероическим, эпическим видел Шишкин русский пейзаж. Богатырские дубы, сосны и богатырскую рожь изображал он. Да и сам он был богатырем. «Телесные силы были довольно достаточны,— наивно писал он о себе,— я поднимал без всякой тягости одной рукой гирь на веревке десять пуд»... «Громче всех раздавался голос богатыря И. И. Шишкина,— писал Репин, вспоминая о вечерах художников,— как зеленый могучий лес» он заражал всех своим здоровым весельем, хорошим аппетитом и правдивой русской речью. Немало нарисовал он пером на этих вечерах... Публика, бывало, ахала за его спиной, когда он своими могучими лапами ломового и корявыми, мозолистыми от работы пальцами начнет карежить и затирать свой блестящий рисунок, а рисунок точно чудом или волшебством каким от такого грубого обращения автора выходит все изящней и блистательней».

Почти три четверти века прошло со смерти Шишкина. За это время русские люди привыкли к его картинам, почти как к родной природе. Мастер картины, которого мы видели в букварях, в детских книжках с картинками, на обертках конфет «Косолапый мишка». Но вот мы взрослеем и приходим в музей к подлинным картинам художника. И, как ни странно, популярность Шишкина иной раз становится преградой к пониманию его живописи. «А-а, это, конечно, Шишкин: Мишки в лесу... а вот это «Рожь». С детства их помню»,— говорит зритель. Он узнал картины, назвал их, и ему кажется, что он их знает. Но давайте остановимся у этих картин.

Картины Ивана ШишкинаВот они, мишки... «Утро в сосновом лесу» называется эта картина. И совсем не такая она, какой запомнилась с детства. Вовсе не радостная, не забавная. Наоборот: сыростью, холодом, туманом раннего утра веет от этой картины. Неприветлив сосновый бор. Нет в нем ярких цветов, влажным мхом поросли корни великанов и сама земля... Перед нами те самые дебри, в которых, по словам елабужских стариков, качаются на железных цепях меж вековыми стволами сундуки с разбойничьим кладом, только веселому, мохнатому зверенышу ловко в этом лесу, как русскому ребенку в хате. Это звериный дом, звериный лес, родная зверю природа... «...гениальный мастер, — писал советский художник Василий Яковлев,— сумел в этой картине передать и отзвуки сказок о медведях, и любовь смелого народа и молодецкой потехе, когда один на один с рогатиной наперевес шел человек переведаться с лесным хозяином...» Но человек еще не вошел сюда. Не под человеческой рукой, а под мощным напором урагана обрушилась вековая сосна. И бор стоит — затуманенный, синий, загадочный, еще по-ночному тревожный, и только по вершинам сосен ползут золотые солнечные лучи.

Template not found: /templates/WomanSait/splitnewsnavigation.tpl
Просмотры: 0