Опрос

Почему многие женщины часто опаздывают?

Картины Уистлера

25.02.2013  | Рубрика: "Обо всем / Новости, интересное"

Картины УистлераВсе художники обращаются к образу прекрасной женщины. В этих поисках для мастеров нет возрастного ограничения. Вспомним хотя бы портреты пожилых женщин Рембрандта. Сколько в них одухотворенности, красоты, не внешней, а глубоко внутренней, скрытой. В «Цыганке» Хальса или в «Портрете Жанны Самари» Ренуара звучит гимн молодости, ee необыкновенной легкости, свободе, радости жизни и непосредственности восприятия окружающего.

Уистлера занимает не образ зрелой, сформиро-вавшейвя красоты, а скорее процесс ее формирования. Сесилия очень юна. Ей всего 12 лет. Но мастер угадал в юном существе будущие блеск и красоту.

Сесилия Александер семьдесят раз позировала Джеймсу Эбботу Мак-Нейлу Уистлеру (1834—1903) для своего портрета, который хранится ныне в Национальной галерее в Лондоне. Действительно, работа шла медленно и трудно. Уистлер без конца искал все новых и новых решений.

Сесилия Генриетта Александер (1864—1932) была второй дочерью одного из щедрых покупателей произведений Уистлера в Англии, его покровителя Вильяма Клеверлея Александера. У Александера было восемь детей, и он заказал художнику их портреты. И прежде других он хотел увидеть изображение своей старшей дочери. Однако Уистлер выбрал Сесилию.

Прежде чем начать писать портрет, он придумал фасон платья, в котором девочка должна была позировать; даже выбрал ткань для него. Заказал ковер с черной каймой, на фоне которого Сесилия стоит. Все это было важно мастеру совсем не потому, что он придавал большое значение деталям. Нет, художник никогда не выписывал их подробно. Подражатель – несчастное создание,— утверждал Уистлер. — Если человек, который пишет только то, что видит перед собой — дерево, цветок или что другое, — был бы художником, то королем всех художников был бы фотограф. Задача художника — создать что-то сверх этого: в портрете — нанести на холст что-то большее, чем будничное лицо модели в данное время; короче говоря, написать человека, а не только внешние черты...» Этой цели он добивается общим композиционным решением, цветовой гаммой, психологической наполненностью.

О самом художнике сохранилось много воспоминаний его друзей, учеников, его матери.

В 1898 году известная русская художница Остроумова-Лебедева, учившаяся в то время в Париже, пишет родителям: «...я хочу поступить в мастерскую Уистлера. Это американский художник, величайший европейский мастер, нам про него много говорил Репин, говорил, что выше его нет художника...»

Уистлер родился в Новой Англии, в штате Массачусетс, в семье инженера-железнодорожника. Восьми лет он был увезен отцом в Россию, куда тот был приглашен для строительства железной дороги из Петербурга в Москву. В Петербурге семья поселилась на (Галерной улице, почти напротив Академии художеств. Юный Уистлер часто ходил с матерью в Эрмитаж и первые уроки рисования получил там. В порядке исключения способного мальчика зачислили в «головной» класс Академии художеств. Но он часто болел, и, по существующей версии, в это время с ним живописью занимался известный русский художник Федотов, в ту пору молодой офицер, также посещавший классы академии.

В России Уистлер прожил до 15 лет, когда после смерти отца мать решила вернуться домой.

Образ матери художник сохранил в своем портрете, относящемся к 1871 году. Это один из самых знаменитых портретов не только Уистлера, но и всей американской живописи второй половины девятнадцатого века.

Вернувшись в Америку, Уистлер поступает в военный колледж, но не заканчивает его, а решает продолжить свое художественное образование и едет в Париж. Здесь он знакомится с Курбе, Мане и будущими художниками-импрессионистами. В конце 50-х годов Уистлер бросает французскую столицу, переезжает в Лондон и окончательно там обосновывается, продолжая проявлять интерес к самым разным явлениям изобразительного искусства. Увлекается сдержанным колоритом портретов Веласкеса, изысканной игрой линейных ритмов и тонкой колористической гаммой японской гравюры. Его, как и французских импрессионистов, интересуют проблемы пересдачи свето-воздушной среды.

Впрочем, искусство Уистлера трудно отнести к какой-нибудь определенной художественной школе. Он воспринял и синтезировал в своем (творчестве самые разные течения, не поддавшись ни одному из них. Свои пейзажи и портреты художник часто называл «ноктюрнами», или «цветовыми гармониями». Действительно, картины Уистлера отличает виртуозная тонкость и изысканность колорита, построенного, как правило, на сочетании одного-двух основных цветов.

Картины УистлераНе случайно и «Портрет мисс Сесилии Александер» имеет второе название - «Гармония в сером и зеленом». Характеру юной грациозной девушки с капризно-печальным выражением лица, легкой, как порхающие над ее головой бабочки, и хрупкой, как стебельки изображенных рядом с ней полевых цветов, точно соответствует изысканное сочетание серых и зеленоватых тонов, в которых решен портрет, хотя художник ввел сюда и золотистые тона. Золотой полоской заканчивается черная панель; бантики на туфлях закреплены крошечными золотыми пряжками; волосы заколоты золотой булавкой; золото мы находим и в драпировке, брошенной на стул, и в узоре циновки на полу: картина написана широкими, свободными мазками. Тончайшие сочетания палевых, серых, серовато-зеленых, серовато-розовых оттенков великолепно передают и легкость одежд, и теплоту просвечивающего сквозь материю тара, и мягкость волос. Завершающий штрих этого портрета — подпись самого художника, напоминающая бабочку, окруженную овалом. И хотя портрет писался долго, кропотливая работа художника скрыта за блестящим артистизмом исполнения.

Портрет Сесилии Александер — самый очаровательный и самый изящный портрет Уистлера. В 1960 году, когда он вместе с другими шедеврами английских музеев экспонировался в Москве в Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.

Просмотры: 0