Опрос

Как вы относитесь к высоким каблукам?

История бороды

07.04.2013  | Рубрика: "Обо всем / Новости, интересное"

История бородыКогда Петр Великий резал бороды своим боярам, это было, понятно, «варварское средство борьбы против варварства». Подобное же деяние «царя-освободителя», явленное через полтора столетия, представало событием совершенно иного культурологического рода.
И откуда, собственно, явились «бородатые» в «безбородом» обществе? 

«Один славянофил, то есть человек, видящий национальность в охабнях, мурмолках, лаптях и редьке и думающий, что, одеваясь в европейскую одежду, нельзя в то же время остаться русским, нарядился в красную шелковую рубаху с косым воротом, в сапоги с кисточками, в терлик и мурмолку и пошел в таком наряде показывать себя по городу. На повороте из одной улицы в другую обогнал он двух баб и услышал следующий разговор: «Бона! вона! гляди-ко, матка! — сказала одна из них, осмотрев его с диким любопытством, — глядъ-ка, как нарядился! должно быть, настранец какой-нибудь!».

Эта маленькая реплика-фельетон появилась в начале 1846 года в альманахе «Первое апреля»: вероятным автором ее считается Некрасов. В ней пересказывается распространенный в ту пору анекдот, героем которого был «передовой боец славянофильства» Константин Сергеевич Аксаков. В ином варианте этот анекдот передал Герцен в «Былом и думах»: «Во всей России, кроме славянофилов, никто не носит мурмолок, а К. Аксаков оделся так национально, что народ на улицах принимал его за персианина...»
Эффект появления К. Аксакова при бороде и в сапогах посреди изысканных московских салонов был воспринят современниками (и соответственно потомками) едва ли не как самое шумное представление собственно славянофильской пропаганды. Между тем, обратившись к документам, увидим, что почти все деятели, которых мы привыкли «числить» в славянофилах и им сочувствующих, отнеслись к этой «демонстрации» весьма настороженно.

Безбородые почему-то хотят непременно обрить бородатых, связывая с этим деянием благопроцветание обоих обществ. Полковник Кошкарев из второго тома «Мертвых душ» Гоголя «ручался головой, что если только одеть половину русских мужиков в немецкие штаны, — науки возвысятся, торговля подымется и золотой век настанет в России». И ежели разобраться, то в основе своей это упование «сумасшедшего» полковника вовсе не так уж фантастично...

Периодически подобные фантастические упования едва не переходили в реальность. Вот начало любопытной «прокламации», составленной в 1856 году: «Х...ва пригласили к полицмейстеру З...ну и обязали подпискою выбрить бороду и не носить в публике национального платья...». Зашифрованные имена были вполне ясны для современников: Алексей Степанович Хомяков, лидер русских славянофилов, прославившийся не только своими статьями и стихами, но и пристрастием к бороде и «русской одежде», и Дмитрий Николаевич Замятин, будущий министр юстиции. При этом, как подчеркивает автор «прокламации», «полиция потребовала подписку о неношении бороды и русского платья, основываясь на Высочайшем повелении», то есть на распоряжении «высокообразованного, благодушного императора Александра II...»

Template not found: /templates/WomanSait/splitnewsnavigation.tpl
Просмотры: 0